December 23rd, 2014

Рыжая собака Марфа

Мелкие загадки великой русской классической-5

Теперь про Татьяну. Откуда она вообще взялась? Совершенно ясно, что героиня должна была быть одна, Ольга: при живом женихе, Ленском, влюбилась в Онегина и написала письмо, тот пошел навстречу, потом стал демонстрировать связь и танцевал с ней весь вечер, жених обиделся, дуэль, убийство, потрясенная героиня указывает Онегину на дверь, а затем выходит замуж и на новые притязания Онегина отвечает гордым отказом. А тут письмо пишет одна и получает добропорядочную нотацию, жених погибает за кокетство другой, причем совестью мучается первая, а вторая по случаю гибели жениха даже глазом не моргнула.
По всей очевидности, Татьяна (или, наоборот, Ольга - это все равно) должна была быть всего лишь наперсницей, адресатом писем, в которых изливает душу героиня и из которых должен бы состоять весь роман. Пушкин явно запутался: и Вертеру хотелось подражать, и Дон Жуану, - вот и вышло что вышло. И лукавит он, сукин сын: замужество героини - не "штука, которую удрала Татьяна", а прямое подражание все тем же источникам, у нее и другого пути не было.
А наружность Татьяны? Не мог бедный Пушкин выбрать: то ли сделать ее сентиментальной блондинкой, как Лотхен, то ли огненно-страстной брюнеткой, как Юлию, - плюнул "а пусть две будут". Родные сестры и так не похожи? - Да наплевать.
Причем, по идее, Онегин-то должен бы был соблазнить обеих, и вот тут-то страсти закипели бы. Но Онегин вышел прямым предшественником Обломова - такой же ленивый и добрый.